https://www.tns-counter.ru/V13a****bbdo_ad/ru/UTF-8/tmsec=bbdo_cid1024523-posid1371353/%25aw_random%25
политика
Верховный суд усилил ответственность перевозчиков при осуществлении грузовых доставок
Судьи обязали их покрывать убытки клиентов, понесенные за просрочку доставки груза
Автотранспортные операторы и экспедиторы должны нести большую ответственность перед заказчиками за доставку и сохранность грузов, а также за своевременность выполнения перевозок. Такие выводы следуют из новых разъяснений Верховного суда.
Новые разъяснения
Постановление пленума Верховного суда РФ (ВС РФ) от 26 июня 2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции» официально опубликовано 4 июля в «Российской газете».

Как отметили в самом Верховном суде, нынешние разъяснения призваны обеспечить единство судебной практики при рассмотрении дел, связанных с исками по исполнению договоров на доставку или экспедирование грузов (т. е. в случаях, когда одной из сторон дела выступает транспортный оператор или экспедитор грузов, а другой — грузовладелец). Иначе говоря, они должны служить прямой рекомендацией судам низших инстанций при принятии решений в рамках соответствующих дел.
Не в пользу перевозчиков
Очердное заседание пленума Верховного суда было посвящено рассмотрению вопросов о применении законодательства в области грузовых автоперевозок (фото: Верховный суд РФ)
При внимательном изучении новых комментариев ВС РФ можно сделать вывод об общем усилении ответственности перевозчиков и экспедиторов за доставку и сохранность грузов, а также за своевременность исполнения заказов.

Одной из самых принципиальных для перевозчиков стала позиция Верховного суда, занятая им в вопросе степени ответственности перевозчиков перед своими контрагентами в случаях задержки доставки грузов. По мнению ВС РФ, перевозчик обязан возместить косвенные убытки клиента, вызванные просрочкой доставки груза. Здесь суд занимает сторону грузовладельцев и грузоотправителей.

Судьи напомнили, что перевозчик возмещает убытки, причиненные своему контрагенту ненадлежащим исполнением обязательства в виде просрочки доставки груза (ст. 15, 393 ГК РФ). Например, в случае просрочки доставки груза грузоотправитель как сторона договора перевозки вправе требовать с перевозчика возмещения убытков, «в размер которых в том числе могут быть включены суммы уплаченной грузоотправителем, являющимся продавцом по договору купли-продажи, договорной неустойки за просрочку доставки товара покупателю», — отмечается в постановлении.
«Неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, что перевозчик возместил контрагенту убытки, причиненные просрочкой доставки груза».
Кроме того, отмечает ВС РФ, согласно ч. 11 ст. 34 Устава автотранспорта перевозчик уплачивает грузополучателю штраф за просрочку доставки груза в размере 9% провозной платы «за каждые сутки просрочки, если иное не установлено договором перевозки груза». Общая сумма штрафа за просрочку доставки груза не может превышать размер провозной платы. «Данная неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, что перевозчик возместил убытки, причиненные просрочкой доставки груза, контрагенту по договору перевозки», — подчеркивается в постановлении.
Прочие разъяснения
Если экспедитор принимает груз от клиента без замечаний о ненадлежащей упаковке, то на него автоматически ложатся риски по утрате, недостаче или повреждению груза (фото: Renault Trucks)
Из других моментов, усложняющих положение перевозчиков и экспедиторов, можно выделить еще несколько.

Так, судьи напомнили об обязанностях экспедиторов при приеме груза проверять информацию об условиях перевозки груза и иную информацию, необходимую для исполнения своих обязательств (п. 4 ст. 4 Закона о транспортной экспедиции). «Если экспедитор принимает груз от клиента без оговорок в транспортном документе о ненадлежащей упаковке, на экспедиторе лежит риск утраты, недостачи, повреждения (порчи) груза, возникший ввиду этого обстоятельства», — заключил Верховный суд.

Помимо этого ВС РФ подтвердил, что перевозчик обязан возместить реальный ущерб, причиненный случайной утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, в том числе возникших вследствие случайного возгорания транспортного средства, ДТП, противоправных действий третьих лиц — например, в случае кражи груза.

Одновременно Верховный суд постановил, что отсутствие, неправильность или утрата транспортной накладной сами по себе не являются основанием для признания договора перевозки груза незаключенным или недействительным. «В этом случае наличие между сторонами договорных отношений может подтверждаться иными доказательствами», — говорится в разъяснении.
Мнение экспертов
Опрошенные редакцией ГиД эксперты также сошлись во мнении, что в целом вышедшее постановление Верховного суда в большей степени направлено на защиту интересов грузовладельцев. Особенно ярко это прослеживается по разъяснению в п. 24 (об обязанности перевозчика возместить убытки, вызванные просрочкой доставки груза).

Президент ГК «Итеко» Евгений Бабаев считает, что интересы транспортных операторов теперь становятся более ущемленными. Он и прежде обращал внимание коллег по отрасли на очевидное нарушение баланса интересов сторон в случаях, когда крупные торговые сети, используя свое доминирующее положение, включают в договоры с поставщиками крупные неустойки за задержку поставок, а те в свою очередь перевыставляют их на перевозчиков.

«То есть мы имеем картину, когда, по сути, речь идет о механизме искусственного обогащения за счет перевозчика. И надо признать, что с точки зрения формального соблюдения буквы закона практика описанного механизма продумана весьма неплохо. Но все же налицо нарушение баланса интересов сторон — участников рынка», — заявлял ранее топ-менеджер «Итеко» и член МОЭС.

Глава правового управления «Итеко Россия» Марина Галявина также отмечает, что в последнее время в стране распространилась практика, которая, по сути, представляет собой схему «законного неосновательного обогащения» за счет перевозчиков. «Подобное положение дел неизбежно приведет к банкротству средних и мелких перевозчиков, обогащая и без того небедных сетевых ритейлеров», — подчеркнула она в комментарии ГиД.
Разъяснение Верховного суда об обязанности перевозчика возместить убытки, вызванные просрочкой доставки груза, может поставить под угрозу бизнес транспортных операторов (фото: ГК «Руста»)
С представителями «Итеко» солидарен юрист Владислав Артамонов. По его словам, до выхода нынешнего постановления Верховного суда за просрочку доставки груза предусматривался только штраф (согласно ч. 11 ст. 34 Устава автотранспорта). «При этом штраф за просрочку воспринимался как исключительная неустойка. Данное утверждение основывается на исторически сложившихся обычаях делового оборота в отрасли автомобильной перевозки груза. И до настоящего времени дополнительное взыскание убытков за просрочку доставки груза согласно нормам Устава автотранспорта считалось незаконным», — говорит он.

Однако теперь Верховный суд постановил, что «… перевозчик возмещает убытки, причиненные своему контрагенту ненадлежащим исполнением обязательства в виде просрочки доставки груза» (п. 15, ст. 393 ГК РФ). Данная неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, что перевозчик возместил убытки, причиненные просрочкой доставки груза, контрагенту по договору перевозки.

Ситуация осложняется тем, что постановления пленумов ВС РФ фактически имеют обратную силу, указывает Владислав Артамонов. С учетом сокращенного срока исковой давности становится легитимным взыскание в судебном порядке и (или) добровольное погашение перевозчиками убытков за просрочку доставки груза не только на будущее время, но и за прошедший год.

«Причем убытки могут взыскиваться в неограниченном размере. Учитывая примеры, на понесенные убытки накладываются проценты за пользование чужими денежными средствами. В результате за незначительное опоздание — порой по причинам, не зависящим от перевозчика, — можно лишиться не только бизнеса, но и квартиры, дачи и всего остального, нажитого непосильным трудом дальнобойщика», — недоумевает юрист.
«За незначительное опоздание можно лишиться не только бизнеса, но и всего остального, нажитого непосильным трудом дальнобойщика».
В свою очередь юрист компании «ГрузКонсалт» Антон Смородников полагает, что постановление ВС ухудшает позиции перевозчиков. По его словам, до принятия нынешнего решения транспортные операторы часто могли отбиться от этих требований, ссылаясь на ч. 1 ст. 400 ГК РФ и определение Конституционного суда РФ от 2 февраля 2006 г. № 17. В соответствии с ними транспортная деятельность была приравнена к высокорисковым видам деятельности, вследствие чего уплате подлежала только штрафная неустойка за несвоевременную доставку груза.

«Теперь споры о взыскании убытков будут чаще заканчиваться победой взыскателей, а не перевозчиков. Самое интересное, что даже включение в договор перевозки условия о том, что перевозчик не возмещает убытки, вызванные просрочкой доставки груза, может быть признано судом ничтожным, так как ст. 37 Устава автотранспорта предусмотрено, что такого рода соглашения являются недействительными», — указывает он.

По мнению заместителя генерального директора «Совтрансавто» Андрея Брашкина, новые разъяснения в целом не соответствуют ожиданиям перевозчиков и экспедиторов. «Стало хуже. Их ожидания оправдает только внесение изменения в действующее законодательство о транспортно-экспедиторской деятельности», — подчеркнул он в комментарии редакции ГиД.

Кроме того, отмечает Андрей Брашкин, часть разъяснений не только не вносит ясность в правовое регулирование отрасли грузовых автоперевозок, но и, напротив, добавляет неопределенности.
«Теперь споры о взыскании убытков будут чаще заканчиваться победой взыскателей, а не перевозчиков».
В целом, по словам Брашкина, напрашивается вывод, что акты, регулирующие транспортно-экспедиторскую деятельность, были недоработаны и не увязаны с законодательством, действующим на момент их принятия.

«Это приводит к коллизиям и трактовкам в судах, выражающимся в частой отмене решений одних инстанций другими. Самое главное то, что невнятное регулирование вызывает неопределенность и несет реальные риски для экспедиторов», — заключает он.

Между тем, по мнению вице-президента РАС и члена МОЭС Валерия Алексеева, некоторый перекос в «балансе сил», который неизбежно вносят в работу рынка грузовых перевозок последние решения Верховного суда, можно исправить путем внесения соответствующих изменений в Устав автотранспорта.

«Это необходимо поправить. И эти изменения нужно инициировать от Минтранса. Межотраслевой экспертный совет здесь может сыграть свою роль», — подчеркнул он.
текст: Максим Алексеев.
9 июля 2018 года